Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

33

МЕДЛЕННЫЙ ДЫМ


Неба озёра пронзительной сини.
Осени тихое кружево сосен.
Золота медленный дым под ногами.
Светло и задумчиво. Время покоя.
33

СТРЕКОЗА

Дождик был грустный.
А день был скучный.
Нахохлились воробьи -
Одиноки, ничьи.
И вдруг -
Небесная Ладога -
Разноцветная радуга!
И дождик ахнул!
Во всё небо растопырил глаза:
"Ой! Какая красивая Стрекоза!"...

ИНДЕЕЦ МОЛЧИТ. Кену Кизи

Детство.
Озёра как неба глаза.
Воздух – звенящая стрекоза.
Светло.
Мир как Дом.
Время как Сом.
А ты – как сомёнок.
У костра танцующий оленёнок.

Индеец молчит.
А песня звучит.

Жизнь – мостик через ручей.
Ты – посредине.
И ты – ничей.
Улетают стрекозы с озёр.
Трещит печально костёр.
Лишь памяти перья вкруг головы
И отголосок крика совы.

Индеец молчит.
А песня звучит.

Осень.
Перья памяти облетели
Тлеет костёр еле-еле.
Значит, пора в дорогу.
Туда, к своему детскому Богу,
В иной мир, в невидимую Канаду –
Где на небо мосты из радуг.
Где – над кукушкиным гнездом –
Потерянный Дом.

Индеец молчит.
А песня звучит.

ТЫ И МИР

Есть ты. И мир.
Звёзды, травы, песни.
Птичий язык. Собачьи глаза.
Вороньи пляски у мусорных баков.
Крысиные кладбища на пустыре.
Птичий скелетик у озера.
Кошка, свернувшаяся калачиком в сугробе.
Сорока-непоседа,
Шмыгающая сквозь времена и пространства.
Ленинградский «Беломор».
И стихи.

ЖИЗНЬ-ПЕСЕНКА. ОЛЕГУ ЗИКРИНСКОМУ НА 37-ЛЕТИЕ

Знаешь, житель абхазских джунглей Олег Зикринский,
Друг мой и братец, которому 37 наступило внезапно,
Послушай мои пару слов вместо пары иль тройки бокалов,
Пусть это будет напутствие. Или тост – Абхазии от Ханты-Мансийска.
Так вот, один товарищ шествует по жизни со скрипкой,
Другой - с контрабасом (или - бас-гитарой)
Ну а кто-то - с чековыми книжками
И нефтяными акциями наперевес.
А что есть жизнь? А жизнь, дорогие товарищи - это песня.
Поэтому – ну? - зачем же нам злится и сердиться,
Да и огорчаться по всяким пустякам?,
( «Дус лэбн из а лидалэ, ну вус же зайн ин кас?»-
«Вся жизнь – это песенка, так стоит ли сердиться и злиться?»
Ицик Мангер. «Песенка странствующих музыкантов»).
И будем все светлы, здоровы и со звёздочкою во лбу.
Потому что жизнь - очень интересная штука.
Поверьте мне.
И "вот это да!" и «ух ты!", а ещё: "офиге-е-еть!» –
В ней гораздо больше, чем "итит твою мат",
И "да крутись оно всё конём!"
Это вам говорю я – Илья Верховский,
Он же - Эли Бородерл
В вечной матроске и с оттопыренными ушами.
А это - верная гарантия, что
Мои слова подхватит ветер, и унесёт их
Туда, где они больше всего нужны.
А значит - с праздником заснеженных джунглей,
Дельфинами, летающими за окном
И живыми обезьянками радости!
Аминь!

ЮГРА

Югра -
Это гигантский мамонт.
Раскинувшийся во сне
Под огромным небом.
Хребет и рёбра его -
Приполярный Урал
И Ханты-Мансийские холмы.
Шерсть его - кедрач-тайга
И камыш на прибрежных лугах.
Проплешины за ушами -
Тундра и лесотундра,
Одуванчиковые и васильковые поляны.
Очи его - голубое Нум-То,
Синий Имитуй,
Небесное Лебяжье.
Мамонт во сне поёт-
И песни его
Звенят.

ИНДЕЕЦ МОЛЧИТ

Детство.
Озёра как неба глаза.
Воздух – звенящая стрекоза.
Светло. Мир как Дом.
Время как Сом.
А ты – как сомёнок.
Весёлый танцующий оленёнок.

Индеец молчит.
А песня звучит.

Жизнь – мостик через ручей.
Ты – посредине.
И ты – ничей.
Улетают стрекозы с озёр.
Трещит печально костёр
Лишь памяти перья вкруг головы
И отголосок крика Совы.

Индеец молчит.
А песня звучит.

Осень.
Перья памяти облетели
Тлеет костёр еле-еле.
Значит, пора в дорогу.
Туда, к своему детскому Богу,
В иной мир, в невидимую Канаду -
Где на небо мосты из радуг.
Где – над кукушкиным гнездом –
Потерянный Дом.

Индеец молчит.
А песня звучит.