Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

СОЛНЕЧНЫЕ ВЫХОДНЫЕ

Солнечные выходные -
Это такие весёлые взъерошенные человечки.
Они живут в невидимых оранжевых странах,
И если хорошим людям нужно устроить праздник -
Они на цыпочках выходят из своего солнечного мира,
Как следуют разбегаются - и -
Прыгают во всё горло
Без задних ног
Прямо в субботу и воскресенье!
А точнее, в вечер пятницы…
Приносят свежий сыр и земляничное вино,
Вишнёвый табак и одуванчиковое кино.
И праздничные воробьиные суматохи в берёзовом небе.
...

Вот они какие -
Солнечные выходные.

БРАТЬЯ - ЖУРАВЛИКИ (СНЕЖНОЕ)

Белое Небо. Холодно.
Идет снег.
Как будто
Кто-то на землю бросает
Горсти пушистых перьев.
А может и правда -
На небе сидит маленький озорной медвежонок,
Напевает свои медвежоночьи песенки,
Из большого волшебного сундука
Зачерпывает лапами
Пригоршни небесного белого пуха,
Подходит к краю неба
И весело бросает
Пушистые маленькие комочки,
Обращающиеся снежинками
И падающие сверху на Серый Город.
Это мы называем их “снегом”.
Но, может быть,
У них есть совсем другое имя?
А по Серому Городу идут Братья-Журавлики.
Наверное, они сами не знают куда…
Ведь если небесный медвежонок
Радуется и весело махает лапами,
Когда у нас идет снег,
Почему бы людям
Не пройтись по Городу просто так,
Без всякой цели,
В неизвестном направлении.
Так ведь даже интереснее, правда?

А вообще-то небо всех нас запутало.
И нам остается
Только растерянно хлопать ресницами.
Ведь мы же не знаем -
А вдруг, когда придет Весна
Братья-Журавлики и вправду обернутся птицами
И улетят в Дальние Страны?

МАНСИЙСКИЙ МИФ О ШЕСТИНОГОМ ЛОСЕ

Евдокия Ивановна Ромбандеева. ИСТОРИЯ НАРОДА МАНСИ (ВОГУЛОВ) И ЕГО ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА (по данным фольклора и обрядов). Сургут, «Северный дом», 1993, стр. 39.

О МЛЕЧНОМ ПУТИ, ЛОСЕ И МУЖЧИНЕ МОСЬХУМ

У манси есть легенда, в которой говорится о том, что у лося когда-то было шесть конечностей, его невозможно было догнать и убить. Лось был священным животным. И вот однажды Мосьхум (мужчина Мось) решил сделать его доступным для человека, чтобы использовать мясо лося в пищу, а шкуру - в хозяйстве. Приняв такое решение, Мосьхум надевает свои быстрые лыжи, покрытые выдровой гладкой шкурой, берет в руки саблю и мчится вслед за лосем.
Он катится с южной части Урала и догоняет усталого зверя лишь на северном его конце . И там взмахом своей могучей острой сабли отрубает задние конечности лося, и они падают недалеко от лося. Это четыре более тусклые звезды на небе в два ряда по вертикали, они слабо светятся с правой стороны, чуть пониже ковша "Большой Медведицы" (на манс. Лось).
Манси считают, что этот факт сказался на внешнем облике лося: после того, как Мосьхум отрубил у него задние ноги, задняя часть лося стала выпуклой.
С этого времени лось перестает быть священным, люди начинают охотиться на него. Однако мясо убитого лося следует варить долго и обязательно три раза добавлять воды в котел, ибо только тогда выкипает "священность" из мяса лося (в сыром виде его мясо никогда не употребляют в пищу).
Collapse )

Лекция «РОССИЯ-ХАНТЫ-МАНСИЙСК: ТРАДИЦИИ ДОБРОСОСЕДСТВА И СВЯЩЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО ПАМЯТИ». 00.00-59.50

1. Эпоха всеобщего разобщения. Одиночество брошенного человека.
2. Русский язык как живое существо. Послание русского языка: как надо жить.
3. Патриархальность: волшебство, которое мы потеряли. Ключ под ковриком, Есенин и Шукшин.
4. Кто я? Откуда я? Куда я? Никто не умирает – все живут в своих детях.
5. Как «Том и Джерри» победили «Ну, погоди»: трансформация сознания.
6. «Норм, кек и лол»: О, великий и могучий русский язык…
7. От высокого к народному: «Чудище обло, озорно…» и «Жили-были старик со старухой».
8. Ханты-Мансийск – он какой? Снежное маленькое чудо. Север: Родина или место ссылки?
9. Россия – империя зла: личная драма эмигранта, оправдание бегства с Родины
10. «Чёрная легенда» о России: русские как монголо-татары из ада.
11. «Свой-чужой»: варвар, немец, басурманин. Чужой как зло.
12. Злые этнонимы. Эскимосы и ирокезы: пожиратели сырой рыбы и настоящие гадюки.
13. Вогул как водяной чёрт. Почему Остяко-Вогульск стал Ханты-Мансийском. Добро и соседство.
14. Азбука как заповедь: Аз буки веди. Я буквы знаю. Глаголь добро.
15. Ханты-Мансийск: священные места всех мировых религий. Торум Маа и Ступа Просветления.
16. Старинное хантыйское святилище на Самаровских Холмах. Сакральность города.
17. Ханты-Мансийск – Черёмуховый Город. Тонг-Пох-Вош – Город Младшего Божьего Сына.
18. Миф о шестиногом лосе и младшем сыне бога Торума.
19. Стихи: БАЛЛАДА О ШЕСТИНОГОМ ЛОСЕ и СКРИПКА ЛЕСНОЙ ПЕЧАЛИ.

СНАРУЖИ И ВНУТРИ

В Ханты-Мансийске сегодня минус 33. Люди бегут по замёрзшим стеклянным улицам, и уши и носы их медленно покрываются прозрачными звонкими льдинками. Отважные путешественники и хемингуэи с бородатыми усами – не замечают того, что их лица уже оторочены мохнатой белой бахромой из спокойного снега и любопытного инея. Мальчишки скользят по обледеневшим тротуарам, как конькобежцы. Угрюмые машины выдыхают клубы дыма, и сдержанно рычат на весь белый свет. Птицы топорщатся уборами из перьев на голых ветках берёз. И я. Шествую на работу. Оторочен, скольжу, рычу, выдыхаю дым, топорщусь. Снаружи.
И улыбаюсь внутри.

ЗА ТУЧАМИ. Овсею Дризу

Небо хмурое, как похоронная процессия.
Тучи клубятся нервными сгустками
Смутной тревоги,
Безнадёжной усталости,
Фиолетового хаоса.
А солнечный лучик
В тучах -
Хохочет,
Прыгает, пляшет,
Кувыркается, безобразник:
«Будет!
Будет!!!
Будет
И на нашей улице - праздник!»

ВАСИЛЬКОВЫЙ

Если есть на свете люди,
Те, что помнят о тебе,
Значит, и в твоей судьбе -
Васильковый праздник будет.

ИНТЕРНАЦИОНАЛ ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ

Часто, в кухонных беседах, формулируя своё «политическое» кредо – «Я за Интернационал добрых людей», - постоянно ощущал, что это что-то близкое, знакомое, но забытое. Откуда я взял этот Интернационал? Из фильма «Чапаев»? Нет. Там был Интернационал, за который Ленин. Так и не знал. До недавнего времени.
Забрал книжки со старой квартиры. Конечно же, Бабель. «Конармия». Рассказ «Гедали». Старьёвщик-философ, чьей лавке экзотической рухляди позавидовали бы и Диккенс, и ночной сторож Нил Сократович из удивительного городка Немухина, придуманного В. Кавериным. «Революция – хорошее дело хороших людей. Но хорошие люди не убивают. Значит, революцию делают плохие люди. Привезите, привезите к нам немного хороших людей. Их здесь так не хватает…».
«Вечер. Основатель несбыточного Интернационала старьёвщик Гедали ушёл в синагогу молиться".
Вообще, учитывая мою склонность к писателям, у которых внутри фраз расцветают необычные, мерцающие, прекрасные миры, переливающиеся метафорами, по-новому, по-сказочному, по-детски перетворяющими обыденную реальность – странно, что я подзабыл про читанного уже когда-то Бабеля. У грустного сказочника Юрия Олеши очки переезжают переносицу как велосипед, у застреленного эсэсовцем странноглазого поэта-художника Бруно Шульца – пласты телятины с клавиатурой рёбер и сад, который свирепствовал крапивою, а у Бабеля – луна, которая вся ночь слонялась по улицам и сны, прыгающие вокруг писателя, как котята.

Старьёвщик Гедали. «И я хочу Интернационала добрых людей». Да. Так. И я хочу.