Category: история

Современности нет

Вчера смотрел фильм «Дикая собака динго». В главной роли – Галина Польских. 1962 год. Гениальный писатель Рувим Фраерман. Его «Повестью о первой любви» - ошарашен с детства.
Читаю книгу «Большие пожары». 1927 год. Уникальный проект тогдашнего редактора «Огонька» Михаила Кольцова – роман 25-ти писателей, среди которых – Грин, Бабель, Алексей Толстой, Зощенко, Каверин, Новиков-Прибой и другие. Каждый писал по главе; завязку сюжета придумал и написал Александр Грин. Замечательно.
Слушаю музыку. До 60-х годов. Хотя уже и 60-е порой кажутся мне слишком громкими и громоздкими. До 50-х, значит. Вчера слушал Марка Бернеса. Потом - довоенный блюз. Удивительно.
Современности нет. Совсем.

Леонард Коэн. Аз дер рэбэ зингт

Вена, 1976 год. Старая хасидская песня о том, что если самый главный поёт, то и остальным - не молчится, а уж коли смеётся, то всеобщий хохот - рвёт тучи тоски и беды в клочья.
Ну, а во фрагменте Коэна рэбэ так громко и зажигательно спит.


Пол Ошер: блюзовый одиночка в низовьях Дельты

Пол Ошер родился в Бруклине, Нью-Йорк в 1950-м году. Начал играть на губной гармонике в 12 лет, когда его дядя подарил ему гармонику «Марин Бэнд». С 15-ти лет профессионально занимается музыкой, играя с гитаристом по имени Литтл Джими Мэй в чёрных клубах Нью-Йорка. С 1967-го по 1972-й год играл на гармонике в составе блюз-бэнда Мадди Уотэрса, был одним из первых белых сайдмэнов, постоянно игравших с чёрными музыкантами. В 1976-м году участвовал в турне по Германии Луизианы Рэда. С 1976-го по 1992-й год не записывался.
В 1999-м участвовал в записи дебютного альбома сына Мадди Уотэрса - Биг Билла Морганфилда.
В последнее десятилетие выступает и записывается сольно как блюз-фолк-сингер, играя на акустической гитаре и гармонике в холдере.



Записал несколько интереснейших альбомов–акустических путешествий – от блюза к госпел, от кейджун к джазу и обратно к блюзу – от Чикаго до Миссиссипи. Вот:

Alone With The Blues (Electro-Fi 2004)
http://serloe-pureblues.blogspot.com/2010/10/paul-oscher-alone-with-blues.html

Down In The Delta (Blues Fidelity 2005)

http://onmuddysavariverbank.blogspot.com/2009/09/paul-oscher-down-in-delta.html
  • Current Music
    Paul Oscher.Blues And Trouble
  • Tags

Шике Дриз. Моя бумажная корона. Вольный перевод



майнэ финцтэрэ нэхт хобн мих фарпуцт
унтергешойрн ун цугекемт
а бэхэр-штэрн, а тэлэр-левонэ
ойф майн тиш авэкгештэлт

ойф а хэсэбэт авэкгезэцт мих
мих, дэм бен-шишим байортн
зиц их ин майн папирэнэр кройн
ви а киниг фун онгемолтэ кортн

мэйн их… с-ыз эмэс – их бин а киниг
мон их а штэрн, а рифтл левонэ
лахт майн папирэнэ кройн:
йолд, хост зих опгенарт, апонем!


 

Мои тёмные ночи меня приукрасили
Подстригли и причесали
Кубок – звезду, тарелку-луну
На моём столе поставили.

Свободный и гордый сижу я.
Я, уже старик и мудрец
Сижу в своей бумажной короне
Как король с разрисованной карты.

И думаю … правда – да, я король
Я требую звезду, ломтик луны!
Но смеётся моя бумажная корона:
Дуралей, тебя околпачили, однако!

Кеглевич

На золотом крыльце сидели
А когда мы с тобой последний раз пели?
Царь, царевич, король, королевич
Никогда не пейте водки Кеглевич!
Сапожник, портной –
Кто ты будешь такой?
А в парке звёзды, сирень и покой
Говори поскорей,
Не задерживай
Добрых и честных людей
Мама, а мышка, которую съела наша кошка – тоже еврей?

Ветры осени

Ветер. Ветер. Ветер.
Без всякого Блока.
А листья летят всё яростнее и отчаяннее.
За это и люблю осень.
Она не смерть.
Она - как коридор - бесконечный, монотонный,
С каплями неба за шиворотом.
Куда? Не знаю. Но, может быть, и неважно.
Наверное, к зиме.
Лёто - это диснеевский концлагерь - душное, влажное, липкое.
Лето врёт. Осень - нет.
А когда вот такой ветер ерошит волосы –
Кажется, что живёшь.
Потому что это - настоящее.
Как волк, который воет ночью,
А вокруг него - тысячи трав.
И всё живое.
...
А вчера ночью я выбил огонёк окурка на железный совок.
И огонёк лежал как звезда.
Как Мальчик-звезда на лопате Бабы-Яги.
Потом он медленно погас.
Не плакал, не дрожал.
Тихо, спокойно ушёл
К себе.
А совок я поставил почему-то лицом к стене.
Я знаю. Что так было нужно.
И мир стал таким, каким должен быть.
Потому что -
Здесь листья как поезда.

Ицик Мангер. Наэ - старый цыган



Наэ дер цигайнэр



Наэ дер цигайнер хот а зилбэрн фидэлэ
Цвэй пэх-шварце ойгн ун а киниграйх мит лидэр.

Зумэрцайт. Вэн дер овнт вэйнт арайн ди виолэтэ фарбн
Ин зайн клэйнем фэнстерл, хэйбт эр ойф ди шварце
виес кегн нахт

Ун зайнэ фингер ибэр струнэс фибэрн
Дос алтэ тройрик-шейнэ майсэ-лид фун юнгн мэйлах
Вос хот ин эрев-овнтикн стэп фарблонжет
Ун дорт багегнт ди шланкстэ цыгайнерише сарнэ
«Ви хэйсту, мэйдл?» - «Марита, майн хар!»
«Марита, бист шейн!! – «Ду холэмст, хар!»
«Зай же ду майн холэм, Марита!»



Ун а блойе корн-блум хот зи им гегебн
Ун мит а штилер фрейд ин харц, из эр ахэйм геритн.

Азой зингт Наэ дер цигайнэр ун ибер зайн коп
Цитэрт ди блое кройн фун бэнкшафт.

Ун йедн овнт из дер киниг ин стэп арайнгекумэн
Ун мит а кол фун а фойгл геруфн зайн гелибтэ
Дер корн хот цайтик геблит ун фун цвишн ди занген
Из зи мит цефлосэнэ хор им акегн гелофн
Хот эр зайн коп цу ирэ хэйсэ брустн гетульет
Ун гемурмлт ун гештамлт ун гефибэрт -
«Марита, бист шейн!! – «Ду холэмст, хар!»
«Зай же ду майн холэм, Марита!»



Хот зи им а голдене корн-занг гегебн
Ун мит а штилер фрейд ин харц, из эр ахэйм геритн.

Азой зингт Наэ дер цигайнэр ун ибер зайн коп
Цитэрт ди голденэ кройн фун либэ.


Ун йорн гейен, йорн кумэн, йорн флиен.
Дер стэп хот ойсгеховэт грозн, блумэн ун кворим
Дер киниг из алт, ун йедн овнт кумт эр
Гешпэнстиш ун блэйх цум штилстн кэйверл фун стэп
Ун тульет зайн шней-вайсн коп цум гринэм гроз –
«Марита! Бист шейн гевэн!» «Ду хост гехолэмст, хар!»
«Бисту гевэн майн холэм, Марита!»



Ун мит а ройтн кэйвер-блимл ин зайн голденер кройн
Топт эр дем нэхтишн вэг ахэйм.


Азой зингт Наэ дер цигайнер, ун ибер зайн коп
Цитэрт ди ройтэ кройн фун тройер.
 

Наэ старый цыган



У Наэ-старого цыгана есть серебряная скрипка
Очи чернее ночи и целое королевство песен

Лето. Когда вечер фиолетово плачет
В его маленькое окно, поднимает он ночь на чёрных ресницах

И пальцы его на струнах звенят
Старую, печальную и прекрасную
Песню-сказку о молодом короле,
Что в предвечерней степи заблудился
И встретил там стройную серну-цыганку
«Как зовут тебя, девушка?» -«Марита, мой господин!»
«Ты прекрасна Марита!» «Я вам снюсь, господин!»
«Будь же ты моим сном, о, Марита!»

И синий василёк она ему подарила
И с тихой радостью в сердце домой он вернулся

Так поёт Ноэ – старый цыган и вокруг его головы
Дрожит синяя корона тоски.

И вот каждый вечер король в степь выходит
И голосом птичьим зовёт свою милую серну
Рожь золотится закатом и между колосьев
Бежит она с распущенными волосами
Он своей головою к её горячей груди прижался
И бормотал, и заикался и дрожал, словно бы в лихорадке
«Ты прекрасна Марита!» «Я вам снюсь, господин!»
«Будь же ты моим сном, о, Марита!»

И золотой колос ржи она ему подарила
И с тихой радостью в сердце домой он вернулся

Так поёт Наэ – старый цыган, и вокруг его головы
Дрожит золотая корона любви

А годы идут, годы бегут, годы летят
Степь поросла травами, цветами, могилами,
Король ныне – стар, но каждый вечер идёт он
Призраком бледным к тихой степной могиле
И льнёт своей белоснежною головою к зелёным травинкам:
«Марита! Была ты прекрасна!» «Я снилась вам, господин»
«Ты была моим сном, о, Марита!»

И с красным могильным цветком в золотой короне своей
Вчерашним путём бредёт он домой

Так поёт Наэ-старый цыган, и вкруг его головы
Дрожит красная корона печали.

Шике Дриз. Фиолетовый день. Памяти С. Михоэлса.

В сборнике Дриза ДИ ФЭРТЭ СТРУНЭ (ЧЕТВЁРТАЯ СТРУНА), Москва, 1969 г. стихотворение датировано 1944-м годом и называется "А холэм"; посвящение - отсутствует.

СОН

День был фиолетовый
Небо - чешуя рыбы
В гробу тишины
На плечах шутов
В небесные страны уплывал
Король Лир
Не всхлипывали флейты
Не визжали трубы
Только тихие колокольчики
На колпаках шутов
Слезами звенели:
Динь-динь…
Динь-динь…Collapse )

Странная песенка про мальчишку, улетевшего на небо

Ой, тайере, ой, киндерлах, ой, тринкт а милх а вайсэ!
Их вил айх зогн, их вил айх зогн а кирцинке а майсэ.
А сах а сах же йорн цурик амол-с гевэн а мэйлах,
Эр из гевэн а йингеле, а найгерик, а фрэйлах.

Ай-ай-ай,
Эр из гевэн а мейлах,
а йингеле, а цингеле, а найгерик ун фрейлах.

Ун вос? - ир фрэгт, ун вос? – ир фрэгт, ун вос же, вос же вайтэр?
Ну, гит, авадэ, варт минут – х-гезогт – ГЕЗУНТ же ЗАЙТ! - эр
Ун плуцем, ви а фойгл, хот гефлойгн ундзер мэйлах.
Ун шойн! Цум химл, ву-с зайн хэйм –дорт ицт а йингл фрэйлах

Ай-ай-ай
Ун плуцем, ви а фойгл
Цум химл блой, ву-с зайн хэйм эр хот аруфгефлойгн


Ой, дети мои милые, попейте молока
И вам скажу, вам расскажу вам сказку я пока
Давным-давно, давным-давно жил-был король весёлый,
Он был мальчишка и любил он блюз и рок-н-роллы.

Да,да,да!
Он был король весёлый,
Он был мальчишка и любил он блюз и рок-н-роллы

«Ну что…» – вы спросите меня – «Ну что же было дальше?»
Минутку! – Я же говорил – он был весёлый мальчик
Однажды, словно птица – взял и в небо улетел.
И всё! Сказал он: «Здесь мой дом!» и песенку запел

Да, да, да
Взлетел король,как птица,
Сказал: «Прощайте! Я решил на небе поселиться»
Да, да, да!
Он был король весёлый,
Он был мальчишка и любил он блюз и рок-н-роллы…

Считалки, или песенки детства

Всего каких-нибудь двадцать лет назад мы во дворе нашей первой в городе пятиэтажки по Комсомольской, играли в двенадцать палочек. Самозабвенно, убегая за сараи, за гаражи, за старую пожарку, игнорируя традиционные вечерние крики с балкона: «Миша, домой! Виталик, домой! Кому сказано!!!». Прошло время. Постарели мамы. И многих мальчишек уже не дозваться…
Позавчера с Фёдором пришёл во двор, где прошло моё детство. Изменилось всё. Но это ТОТ двор. Посидели на качелях, поболтали ногами. Я рассказал, где у нас был каток, теннисный стол, огромная деревянная горка. Вспомнил как с Женькой Тиминским в 6-м классе перед Новым Годом закапывали в сугроб на ночь апельсины у этой горки. Они так пропитывались морозом, что потом были ледяными ещё половину следующего дня.
Показал Фёдору Ильичу, как играть в двенадцать палочек. Палочек насобирали тут же, бревно лежало у гаража. Перекинули доску. Теперь - с разбегу прыгнуть на край доски. И - взлетели палочки!Collapse )
  • Current Music
    Ростовский нигун