Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ЗАКЛИНАНИЕ

сестре Кристине Верховской

И будет ночь.
И будет треск костра.
И будет ласковая летняя прохлада.
И синий свет,
И разговоры до утра,
И тихая взъерошенная радость...
И будет ночь.
И будет нам светить
Звезда
Из дальнего угла Вселенной.
Мы спросим: «Сбудется?»
Она ответит: «Да!
Да, сбудется... Конечно... Несомненно...»
И будет ночь.
Как вечность.
Как ответ.
И будет добрая задумчивая песня.
И будет ночь.
И будет синий свет.
И будет ночь.
И все мы будем
Вместе...

1996. Из сборника "БЕЛИЧЬИ БЛЮЗЫ.Стихи прошлого века'

ЗВЁЗДЫ НЕ МОГУТ БЫТЬ ЗЛЫМИ

ЭПИГРАФ:
Вы, злые звезды, боги-супостаты,
Природа, нам враждебная навек,-
Случайно ль, по закону ль человек
Свой путь земной проходит без возврата...

Иоахим дю Белле. 1558 г.



Звезды не могут быть злыми.
Звезды быть могут только
Детьми,
Убежавшими с неба,
И к нам заглянувшими в гости.
И когда они улыбнутся,
Скажут:
“Здравствуйте!
Добрый вечер!
Мы пришли Вам
Дарить подарки
Вот, возьмите!
И - до свиданья!”
Мы раскроем глаза
Так ширОко,
Что поймаем глазами небо,
Уходящее вслед детям-звездам
И его озорную улыбку.
Ой! Чего не бывает на свете!
Удивительно...

Илья Верховский. 1994 г.

ЮГРА: АРХАИКА В ПОСТМОДЕРНЕ

Югра, и Ханты-Мансийск как тихое сердце Югры – это классическое пространство смешения времён и эпох. Здесь город и лес, культура и природа, прошлое и будущее сосуществуют рядом. От центральной площади Ханты-Мансийска лес – в трёх-пяти минутах ходьбы. Это - Самаровский чугас, на котором некогда, ещё в до-русский период, располагалось хантыйское святилище. Наш знаменитый земляк, историк и краевед, Хрисанф Лопарев писал в своей книге 1896-го года «Самарово. Село Тобольской губернии и округа», что даже в конце 19-го века ханты, приезжая в Самарово, чувствуя сакральность этого места, приносили в жертв петуха: «… было что-то священное для остяцкого чувства и в самом селе Самарове. Ещё на нашей памяти, приезжавшие в село остяки покупали себе непременно петуха и при возвращении домой закалывали его на Иртыше против городища: приносили ли они жертву речному богу или справляли печальную тризну ввиду своей прежней столицы…». (Х. Лопарев/Самарово. Село Тобольской губернии и округа/Санкт-Петербург. 1896. С.5)
Современные ханты-мансийцы уже ничего не знают и не помнят уже об этом святилище. Какие-то отголоски проникли в городскую мифологию «о городе на семи холмах, городе сакральном, священном», но это осталось только в названии гостиницы на Биатлонном центре. Тем не менее, столица Югры на месте святилища - это и есть потаённый Черёмуховый город. Построенный на живой земле, с живыми традициями. В кедровом урочище Большой Черёмушник. И в современном, стеклобетонном Ханты-Мансийск эта архаика, лесное царство и ныне находится в трёх минутах ходьбы от центра города.
Архаика в (пост)модерне – и – наоборот.
Тихая моя Родина.

В. Высоцкий. Аудиоспектакли на СТАРОМ РАДИО

Лондон Джек - Мартин Иден (В.Высоцкий, О.Яковлева, Н.Волков, реж. А.Эфрос, 1976):

http://www.staroeradio.ru/audio/12384

Блок Александр - Незнакомка (В.Высоцкий, М.Козаков, О.Яковлева, реж. А.Эфрос, 1979):

http://www.staroeradio.ru/audio/10441

Пушкин Александр - Маленькие трагедии - Каменный гость (уч. В.Высоцкий, О.Яковлева, О.Сирина, реж. А. Эфрос, 1976):

http://www.staroeradio.ru/audio/8170

Шукшин Василий - Кузьма. За быстрянским лесом (коллекция Н.Кружкова, уч. В.Высоцкий, Г.Жженов, Р.Суховерко):

http://www.staroeradio.ru/audio/28972

Богомолов Владимир - Иван (радиоспектакль по повести "Иваново детство", Высоцкий, Караченцов, Левитан, Ахматова):

http://www.staroeradio.ru/audio/11128

Козачинский А - Зеленый фургон (В.Абдулов, В.Высоцкий, инс. Е.Метельской, реж. Б.Тираспольский, ч.1 и 2, 1971):

http://www.staroeradio.ru/audio/23703

http://www.staroeradio.ru/audio/24081

Высоцкий Владимир в спектакле на Таганке ''Павшие и живые'' 1965:

http://www.staroeradio.ru/audio/19897

Старик и ящерка

Небо было не тёмным, скорее темнеющим. Огромное море, как ленивый зверь,
еле–еле шевелило лапами-волнами и дышало. Сквозь сиреневую поляну неба
проклюнулись первые одуванчики звёзд. Было тихо. Только ветер время от
времени насвистывал монотонные мелодии своих древних, дремучих ветерковых
песен.
На берегу стоял Старик. Просто стоял, смотрел на небо, на море, слушал ветер.
Улыбался, и даже, кажется, шёпотом подпевал ветерковые песни. Ему было
хорошо здесь, на пустынном берегу.
Вдруг что-то прошуршало у ног Старика. Он глянул вниз. Ящерка! Встала на
задние лапы и любопытно уставилась на Старика своими переливающимися
разноцветными, как радуга, отражающаяся в зеркале залива, глазами.
-Привет? – сказал Старик. – Ты кто?
-Я? – густым баритоном переспросила ящерка. – Я – Король. Король здешних
ящериц.
-А как тебя зовут, Король? – улыбнулся Старик.
-Джим! Бимммм!!! – засмеялся в ответ хвостатый монарх. – Я Сын Моря.
-Как это?
-Ну… У меня папа… Он вообще-то был морской адмирал. Ну, а потом он
поселился навсегда, здесь, в море. И теперь - самый главный. Он тоже Ящер.
Когда он был адмирал – он был сердитый – и всё время на меня вопил. А теперь
он – хороший. Его зовут Яша. Яша Морев. Или просто Море. А я – Моря Сын.
-А что ты любишь делать больше всего? – почему-то спросил Старик.
-Я? – обрадовался Джим. – Песни люблю петь. Я их… это… сам и сочиняю и пою.
-А ветерковые песни ты знаешь? – чуть заметно улыбнувшись, спросил Старик.
-Ну… Вообще-то… это я их написал, – смутился Король. - И ветру подарил.
Давно-давно ещё. Только он - ветер - летает туда-сюда всё время…
невнимательный немножко… и забывает песни. Только кусочки помнит. Их и
насвистывает.
-А давай споём их. С тобой. Вместе! – медленно проговорил Старик.
-А ты… мои песни откуда знаешь? – недоверчиво поинтересовался Джим.
-Бимм!!! Я знаю всё. Я не простой Старик, – прошептал Старик.
И они запели ветерковые песни. Вдвоём.
Старик и ящерка.

ПРИВЕТ ИЗ 1989-ГО

Долго мучился я над задачею трудной,
И когда голова перестала варить -
Я уснул прямо в кресле.
Коль нечего пить -
Нелегко мудрым выжить
В пустынях безлюдных...

07.07.1989, Ханты-Мансийск

ОВСЕЙ (ШИКЕ) ДРИЗ. ДНИ ВЕЛИКОГО МОЛЧАНИЯ

На склоне лет
Пришли они —
Великого молчанья  дни.

Дни  догорания,
Дни  жажды,
Пронизанные теплотой и нежностью
К травинке каждой,

 Дни   тихих   ссор
 С   самим   собой ,
 Когда   губам   осиротелым
 Желанен   камушек   любой.


1970.
(Перевод Анатолия Сендыка)