Category: дети

НОВОГОДНЯЯ ПЕСЕНКА ПРО «ОЙ!»

Поётся с детьми. Экспрессивные слоговые окончания целесообразно выкрикивать – со страшной МИМИКОЙ и - обязательно бармалейско-карабасовским голосом. Праздник детям и взрослым – обеспечен.

Маленькой ёлочке холодно зимой…
ОЙ!
Из лесу ёлочку взяли мы домой…
ОЙ!!!

Много на ёлочке шариков цветных…
ЫХ!
Розовых пряников, шишек золотых…
ЫХ!!!

Бусы повесили, встали в хоровод…
ВОТ!
Весело, весело встретим Новый год…
Вот!!!
(вариант: Весело, весело встретит Новый год…
КОТ!!!
И – БЕГЕМОТ!!!)

СКАЗКА О ВЕРХОВСКОМ ДЕТСТВЕ (маленькая поэма)

сестре Наташе к юбилею




Помнишь, Наташа,-
Наши
С тобою
Детские игры?
Мы играли в индейцев и в тигров,
(ты ведь хотела стать дрессировщицей
и даже посылала документы
в цирковое училище.
Нам доброй памяти
светят лучи ещё),
Играли в наездников,
Фокусников
И клоунов,
Устраивали весёлое цирковое представление.
Временами
Я бегал на кухню
Из банок в шкафу
Потихоньку таскал
Мёд и малиновое варенье,
От мамы тайком.
Всё кувырком...
А помнишь,
Как мы бесились
На мягком красном диване
В большой комнате?
(А вы -
Рогатый шаман
И оленья голова на стене, -
Это помните?)...Collapse )

Лето. Старый новый детский Введенский

http://bibliogid.ru/podrobno/2166-aleksandr-vvedenskij-leto


Введенский, А. И. Лето : рассказы и повесть для детей / А. Введенский ; [сост. Н. Кавина ; послесловия М. Яснова и Н. Кавина ; худож. Катя Толстая]. — Санкт-Петербург : ДЕТГИЗ, 2014. — 116 с. : ил.


"Эта большая яркая книга элегантна. На авантитуле мы видим хорошо воспроизведённую обложку старого издания повести «Лето». Обложки других старых детских книжечек Введенского украшают страницы послесловия. Трогательно, что библиотечные шифры не замазаны пальцем «Фотошопа». Послесловий в новой книге два. Первое — Михаила Яснова — о ритмике и лексике детских стихов и прозы Введенского. Второе — Николая Кавина — «Как Александр Введенский стал детским писателем». Оба послесловия написаны таким образом, что могут быть полезны взрослому; но и ребёнку, если он читает сам и вдруг заинтересуется, ничто не помешает их прочесть. Тут самое трудное слово — «примитив», без него можно было бы обойтись.

Сносок и комментариев к текстам Введенского в книге нет. Но оказывается, эти стихи и рассказы, написанные целую долгую человеческую жизнь назад, не загромождены вещами и событиями, которые необходимо объяснять современному ребёнку".

Времени разноцветный лист

Снега белый лист.
На нём – точка.
Камера ближе – а это дом,
А не точка.
Ёлка, игрушки, куклы, мишки –
Здравствуйте!
А у нас - родилась дочка!
Счастья Вам!

Осени жёлтый лист.
На нём – мотылёк.
Камера ближе –
А это не мотылёк.
Это дом, а над ним – стая сорок.
Мячик, кубики, из кубиков - гараж для машин.
Здравствуйте!
У нас родился сын!
Счастья Вам!

Времени разноцветный лист.
На нём – калейдоскоп лета, осени, весны и зимы.
Камера ближе –
А это не калейдоскоп.
Это – мы.
Мишка в машинке тоскливо вздыхает в углу.
Учебники разбросаны по столу.
Дети вырастают.
А время - тает.

Маяковскому и детям

Послушайте!
Ведь если есть детский садик –
Значит, должен быть и детский огородик!
Значит, там должна расти
Детская морковка
И детская капуста,
Детская свёкла
И детский щавель,
Детская чёрная
И детская красная смородина,
Детский зелёный горошек
И детский зелёный лук –
От всяких горестей и недуг!
Чтобы было навек злу и горю –
Сюда ходить недосуг!
Послушайте!
Ведь если есть детский садик,
Значит, должен, должен быть -
И детский огородик!

НОЧНОЕ. АНДЕРСЕН

Горела свеча.
А на небе - россыпи звёзд.
Горела свеча.
Луна ворчала как пёс.
Горела свеча.
В переулке шарманщик пел.
Горела свеча.
Людям – спать, отдыхать от дел.
Горела свеча-
Колыбельной для тишины.
Горела свеча.
Детям снились тёплые сны.
Горела свеча.
И плавилась с левого бока.
Горела свеча.
Ей было
Одиноко.

ВРЕМЕНА-ГРИБЫ

Времена года…
Год – как большая соломенная корзина. А в ней - россыпь
свежесобранных грибов–времён. Солнечные времена-рыжики, хитрые
времена-лисички, гордые времена-сыроежки, важные времена-
подосиновики, подбоченившиеся, словно готовые к священной пляске
на полночном лунном карнавале времена-грузди.
Нарядные, как девочки, приготовившие к утреннику в детском саду
костюм Красной Шапочки, времена-мухоморы. Которые очень любят
времена-лоси.
И помоечные времена-поганки, беззвучно шипящие на весь белый свет.

СЕДИНА

Были у синицы
Седые ресницы.
Была у ежа –
Седая душа.
Было чѐрно-белое полотенце
Тоски.
Рождались младенцы.
У младенцев были седые виски.
Седой олень
Пел севера одну протяжную ноту
Бродил по болоту
Искал притаившийся седой мох.
А с неба глядел на мир и что-то шептал –
Седой Бог.

ЧЕЛОВЕЧКИ, НЕ ЧИТАВШИЕ КОНАН-ДОЙЛЯ

Свет ветками белой брусники летит, как молочная птица.
Мы пляшем на снежных листах, - дети, становящиеся стариками,
Ночь зегзицею чорной наши души укутала в синие пледы.
Весна вместе с осенью шепчет напев одинаковый, тихий и странный.

Мы родились - и начал крутить аппарат улыбающийся киномеханик,
С папиросой КАЗБЕК в уголке уст и в старомодной соломенной шляпе.
Кино - как зазеркальное чудо из детства - досмотрено до середины.
И ещё полфильма на плёнке - но о чём, мы пока не знаем.

Пляшут на снежных листах человечки, не читавшие Конан-Дойля,
Хохочут, размахивая всем, чем можно, и горстями швыряют время -
В небо, в мир, умываются им, превращают время в шары и хлопушки -
Старики, становящиеся детьми - навсегда, навечно.