НАРЯЖАТЬ ЁЛКУ. ИГРУШКАМИ. История 2007-го года

Вчера, поздним вечером, почти ночью неугомонный Тимофей Ильич Верховский, трёх с половиной лет, бродил вкруг поставленной на стол маленькой ёлочки. Побродив, подумав о чём-то своём, загадочном и удивительном, радостно обратился ко мне с предложением:
-Папа! Давай прямо сейчас будем наряжать ёлку. Игрушками.
-Давай! – ответил я.
И ушёл в другую комнату за коробкой с ёлочными шарами.
-Я уже начал. Уже вот наряжил! И ещё наряжу! – раздался Тимкин весёлый крик.
-Чем ты нарядил? – спросил я, разыскивая в шкафу шары.
-Акулой! И ещё вот – бегемотом! – ответил мне радостный детский голос.
Я выбежал из комнаты с коробочкой игрушечных шаров.
На ёлочных лапах - лежала большая сиреневая акула. И, кажется, улыбалась.
Чуть выше её, средь ветвей, затаился плюшевый бегемот с застенчивый зелёной мордочкой.
А к ёлке уже торжественно шествовал Тима, неся в руках весёлого жёлтого утёнка.

НЕУГОМОННЫЙ

Маленький невидимый человечек пляшет под дождиковым снегом,
Распевает во всё горло нездешние солнечные блюзы.
Весна – его зелёный, чуть набекрень – берет,
Лето – голубой в лучистую крапинку галстук,
Осень – соломенные непослушные волосы,
Зима – белый пиджак с нарисованными лиловыми звёздами.
Он пляшет, поёт, смеётся, щёлкает пальцами, здоровается с миром.
Сквозь тоску и отчаянье, сквозь память и боль,
Сквозь времена и пространства.
Неугомонный.

ОНЛАЙН-ЭФИР. СПИРИТУАЛЬНО-БЛЮЗОВЫЕ СКАЗКИ

Интересный и необычный для меня проект. Я не люблю эпоху "онлайн". Откровенно. Я - как преподаватель, как музыкант, как поэт - общаюсь с публикой вживую. Момент живой энергии - он первичен и незаменим. Здесь - как мне кажется, момент энергии - присутствует.
Много стихов, историй, "Тик-так-блюз" и спиритуально-блюзовое попурри.
Сказочные миниатюры и "Снежинки света".
Ханты-Мансийск и Тюмень.
Мой старый товарищ - писатель Сергей Козлов.
Тюменская область творчества.

СНАРУЖИ И ВНУТРИ

В Ханты-Мансийске сегодня минус 33. Люди бегут по замёрзшим стеклянным улицам, и уши и носы их медленно покрываются прозрачными звонкими льдинками. Отважные путешественники и хемингуэи с бородатыми усами – не замечают того, что их лица уже оторочены мохнатой белой бахромой из спокойного снега и любопытного инея. Мальчишки скользят по обледеневшим тротуарам, как конькобежцы. Угрюмые машины выдыхают клубы дыма, и сдержанно рычат на весь белый свет. Птицы топорщатся уборами из перьев на голых ветках берёз. И я. Шествую на работу. Оторочен, скольжу, рычу, выдыхаю дым, топорщусь. Снаружи.
И улыбаюсь внутри.

ЧАСЫ И КОРОЛЕВА

Метель.
Позёмка.
Хвост направо,
Хвост налево.
Это - Снежная Королева.
Танцует.
И в ус не дует.
Потому что –
Какие же у Королевы усы?
У неё – льдиночная корона,
А в руках – синие снежиночные часы.
Они отстукивают полночь зимы.
А мы -
Называем её Новый год.
Наряжаем ёлку.
Гладим ей чёлку.
А под ёлку прибегает
Неведомого Времени Кот.
Вот!

НОЧНЫЕ УРОКИ

Ночное урочище.
Вселенная кедровых лап.
То медленно чертящих в воздухе
Свои загадочные письмена,
То задумчиво машущих небу, луне и звёздам:
«Добрых времён!»,
То тянущихся сверху вниз к твоей макушке,
Чтобы погладить тебя по голове,
Как сына.
Вселенная кедровых лап.
Ночное урочище.
Я запомнил ваши уроки.

ЗВЕРЬ ДЕКАБРЬ

Декабрь –
Это диковинный Абрь.
Белый медленный зверь
Со странно звучащим именем.
Лапы у него снежные.
Уши – в кисточках инея.
Хвост – лениво метёт позёмкой по улицам.
А глаза - фонариные, задумчивые.

Вот кто такой декабрь.

СИНИЕ СУМЕРКИ УТРА

Утренние сумерки в заснеженном городе – странная и удивительная пора.
Праздничная открытка из детства в вечность – чёрно-синее небо, добрые желтоглазые фонари и снег, останавливающий время.

ЖИЗНЬ-ПЕСЕНКА. ОЛЕГУ ЗИКРИНСКОМУ НА 37-ЛЕТИЕ

Знаешь, житель абхазских джунглей Олег Зикринский,
Друг мой и братец, которому 37 наступило внезапно,
Послушай мои пару слов вместо пары иль тройки бокалов,
Пусть это будет напутствие. Или тост – Абхазии от Ханты-Мансийска.
Так вот, один товарищ шествует по жизни со скрипкой,
Другой - с контрабасом (или - бас-гитарой)
Ну а кто-то - с чековыми книжками
И нефтяными акциями наперевес.
А что есть жизнь? А жизнь, дорогие товарищи - это песня.
Поэтому – ну? - зачем же нам злится и сердиться,
Да и огорчаться по всяким пустякам?,
( «Дус лэбн из а лидалэ, ну вус же зайн ин кас?»-
«Вся жизнь – это песенка, так стоит ли сердиться и злиться?»
Ицик Мангер. «Песенка странствующих музыкантов»).
И будем все светлы, здоровы и со звёздочкою во лбу.
Потому что жизнь - очень интересная штука.
Поверьте мне.
И "вот это да!" и «ух ты!", а ещё: "офиге-е-еть!» –
В ней гораздо больше, чем "итит твою мат",
И "да крутись оно всё конём!"
Это вам говорю я – Илья Верховский,
Он же - Эли Бородерл
В вечной матроске и с оттопыренными ушами.
А это - верная гарантия, что
Мои слова подхватит ветер, и унесёт их
Туда, где они больше всего нужны.
А значит - с праздником заснеженных джунглей,
Дельфинами, летающими за окном
И живыми обезьянками радости!
Аминь!