ЛУЧИ И ИСКРЫ

Самый светлый, удивительный, спасительный, может быть, даже момент - творчества как такового. Когда тебя переполняет такая тёплая, взъерошенная радость, такое чудо, такое откровение - что невозможно не поделиться этим. С небом, листом бумаги, другими людьми. Когда пишешь - и с головой уходишь в мир, который - ррраз! - возникает за сплетением строчек и букв - словно из ниоткуда. И настолько донельзя реален, что ты уже - в нём. И там - почти уже нет времени. И нет тьмы.

А искрой, которая всё это зажгла, может быть всё, что угодно - услышанная песня, луч памяти детства, хитроглазый воробей на заборе, собака, любопытно бредущая за сорокой, беличья кедровая акробатика, случайный сон, полупрозрачное кольцо сигаретного или трубочного дыма в солнечной плоскости форточки.
Аристотель писал, что философия начинается с удивления миру. Стихия поэзии - очень близка.

Удивительное в обыкновенном.
Чудо в обыденном.
Лучи и искры в повседневном.

Дверь в лето

Командировка –
Это когда ты сам себе командир,
Едешь в мир.
И змеится дорога -
Угорскими реками
Да древними греками,
Покосившимися сельпо
И Эдгарами По,
Придорожными тавернами
И Жюлями Вернами.
Из Уньюгана в Куть-Ях –
Швах!
И в гостинице
В распахнутое окно сигарета –
Дверь в лето.

Луч

Небо хмурое, как похоронная процессия.
Тучи клубятся нервными сгустками
Смутной тревоги,
Безнадёжной усталости,
Фиолетового хаоса.
А солнечный лучик
В тучах -
Хохочет,
Прыгает, пляшет,
Кувыркается, безобразник:
«Будет!
Будет!
И на нашей улице - праздник!»

СКАЗКА О ВЕРХОВСКОМ ДЕТСТВЕ (маленькая поэма)

сестре Наташе к юбилею




Помнишь, Наташа,-
Наши
С тобою
Детские игры?
Мы играли в индейцев и в тигров,
(ты ведь хотела стать дрессировщицей
и даже посылала документы
в цирковое училище.
Нам доброй памяти
светят лучи ещё),
Играли в наездников,
Фокусников
И клоунов,
Устраивали весёлое цирковое представление.
Временами
Я бегал на кухню
Из банок в шкафу
Потихоньку таскал
Мёд и малиновое варенье,
От мамы тайком.
Всё кувырком...
А помнишь,
Как мы бесились
На мягком красном диване
В большой комнате?
(А вы -
Рогатый шаман
И оленья голова на стене, -
Это помните?)...Collapse )

НОЧНЫЕ УРОКИ

Ночное урочище.
Вселенная кедровых лап.
То медленно чертящих в воздухе
Свои загадочные письмена,
То задумчиво машущих небу, траве и звёздам:
«Добрых времён!»,
То тянущихся сверху вниз к твоей макушке,
Чтобы погладить тебя по голове,
Как сына.
Вселенная кедровых лап.
Ночное урочище.
Я запомнил ваши уроки.

Памяти Ренаты Мухи

Когда человек становится старше – он на странном времени марше,
Когда человек начинает любить тишину – он улыбается миру как доброму сну,
Когда человек становится грустнее – печальна звёзд королевна и он вместе с нею,
Когда человек начинает курить папиросы – он своему прошлому задаёт никем не слышимые вопросы,
Когда человек становится молчаливым – он рассказывает сказки берёзам и ивам,
Когда человек начинает утро с улыбки – к нему плывут синего неба лучистые рыбки,
Когда человек становится самодовольнее и важнее – он свинеет.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ


Стебелёк,
Проросший сквозь серый асфальт,
Впервые
За свою недолгую жизнь
Увидел
Огромное синее небо.
И улыбнулся,
Как взъерошенное зелёное солнышко

Черёмуха - Родина

Черёмуховый город.
Беспокойные облака веток.
Ветер,
Волны,
Щебетанье листьев.
Подошёл –
Попал в страну,
Где -
Пронзительно и невыносимо
Пахнет:
Детством,
Памятью,
Временем,
Превратившимися
В ветви,
Полные цветов и листьев.

Черёмуха - Родина.

Сургутский район. Увиденное

Ульт-Ягун. Угут. Сортым.
Времени синий дым.
Два ворона на берёзах
Ворчат о весенних морозах.
Солнечная круговерть.
И – исчезает смерть,
Зачарованная пространством
Странных странствий.

Сороки пляшут в дорожной пыли,
Как вечности корабли.

Свердловское (Кофе памяти)

Когда мне было 16,
Я покупал по талонам 4 пачки папирос в месяц,
Складывал их в батарею,
Курил сам и угощал друзей.
Когда мне было 16,
Я сочинял песни
И пел их ночами со знакомыми и незнакомыми
В гулких общажных коридорах.
Когда мне было 16,
Я уезжал в пять утра
На пятом троллейбусе
Смотреть кино троллейбусного окна,
Путешествовать до Уралмаша и обратно.
Когда мне было 16,
Я любил бродить в странных серых джунглях
От Цирка до Декабристов,
Шагая через неведомые ручьи
По мостикам канализационных труб,
Как по лохматым шеям ушедших в землю динозавров.
Теперь мне 46.
И я пью кофе памяти.