Илья Верховский (ilya_verhovsky) wrote,
Илья Верховский
ilya_verhovsky

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Пиктопеле и его демон. Сказка белки Йипсэлэ

Как, разве вы не слыхали ещё эту историю? Да не может быть! Про неё уже все сороки в нашем лесу все хвосты себе пробалаболили. Ну, дела-а-а.
Хотя… честно говоря, я сам её узнал только вчера. Откуда узнал? Да Б-же мой! Откуда люди всё узнают? Бегал я, как обычно, по кухне, в одной руке - гитара, в другой – сигарета, в третьей - жбанчик пол-литровый с только что сваренным кофе, в четвёртой… Что вы говорите? Многовато рук? Разве? А.. в общем - пожалуй, да. Ну да это неважно. Носился, значит я по кухне – вдруг слышу – в окошко кто-то мне хвостом – щёлк-щёлк. Стук-стук. Бим-чири-бом! А хвост-то - рыжий и весёлый. Я и обрадовался – это же моя белочка Йипсэлэ из Долины ручьёв ко мне в гости прибежала! Впустил дорогую гостью, всю прямо распушившуюся от мороза. Налил ей чашку горячего кофе – (есть у меня специальная такая чашечка, из Иерусалима привезённая, мы её со Стёпой в армянском квартале купили ), дал ей прямо в лапки козинак с грецкими орехами. И сам примостился рядом со слонёнком Василием слушать. Ибо белочка Йипселе из тех немногих замечательных существ, с которыми можно было хорошо поговорить. Так, чтобы потом ходить, улыбаться и думать – а что же прямо такого уж жутко хорошего случилось? Ой-ай-йай – это же Йипсэлэ приходила!
И рыжая моя гостья (вообще-то шубка у неё уже стала чуть серебристо-серой. Зима, знаете ли...), подув на кофе, хитро прищурилась и сказала: «Песен петь сегодня не будем. Прости, я чуть охрипла, по соснам прыгая. А сороки-то, сороки.... Все ведь уши прожужжали. И всё про одно. Короче, слушай. Расскажу тебе сказку». Я и рад. Сказку – это хорошо. Сказку – это я люблю. «Рассказывай, Йипсэлэ! А я тебе ещё пряников достану»."Ну, слушай!":

-Жил себе жил (чтоб, Б-г дал, так жил и дальше) где-то в Москве человечек Пиктопеле. Никто не знал, как его звали по-настоящему, да он и сам, кажется, не помнил. Знал, но забыл. Про него вообще никто ничего сказать не мог. Такой вот человечек. Был у него дом. И в доме был шкаф. А в шкафу стояла коробка с ботинками. Вот с неё-то всё и началось.
А что, собственно, такого началось? Да так, на первый взгляд, ничего. Особенного. Просто пропал у Пиктопеле из закрытого шкафа ботинок. И не какой-там-нибудь ботинок, а левый. Хороший такой, новый ещё, но совершенно мягкий. И ничуть он человечку не жал. Расстроился Пиктопеле. Не плачет, конечно, но – недоумевает. Ну зачем, зачем, ЗАЧЕМ? – и КОМУ? – понадобился левый ботинок? Да ещё и из закрытого шкафа. Погоревал Пиктопеле, да делать нечего. Пошёл в магазин, и купил себе другие ботинки. И не знал он о том, что…


-Дальше про страшное. Рассказывать? Ну, ладно…

-У одного из младших демонов Ближнего Мира - назовём его Малахомовэлэ Сорок Седьмой - точно также исчез из его демонского шкафа ботинок. Загрустил малыш. Расстроился. Заплакал. Как без ботинка теперь ходить? Среди своих, демонят-то ещё ничего, а вот среди людей? Сразу же - увидят гусиную лапу вместо ноги, заорут, разоблачат и позовут Рэбэ с его жуткими нигунами, от которых всё внутри дрожит и ужасно трясётся. И придётся опять убегать восвояси.
Что же де-е-е-е-л-л-а-а-а-а-ать?
А... Вот что. Кажется, он придумал. Нужно всего лишь отравиться в путешествие по обувным шкафам. И не по демонским, а по обычным. Человечьим. И найти похожий ботинок. "Урррра!" - закричал Малахомовэлэ. "В путе-шествие!"
Летал он недолго - всего полтора дня. И нашёл. Углядел демонёнок самый замечательный в мире обувной шкаф у человечка Пиктопеле. Ого-гэй! Йа-ба-бай! Сто-бобобобом! И ботиночек - подходящий. Прям как на него, малыша, сшит. Надел Малахомовэлэ ботинок. Поболтал в воздухе лапкой. Ой, то есть, извините – уже ногой. Облачённой в самый замечательный в мире ботинок. И полетел. Ему знакомые демоны говорили - тут на Чистых Прудах (да-да, там, где утки плавают... лапки у которых, такие же) шинок открыли забавный. ОГИ называется. Рэб Ицкович его держит. Там - ой! - весело бывает – песни – русские, еврейские, цыганские, танцы, пляски, Алик Копыт, Павел Эдуардович, Акустический Жук Иван. Полетел Малахомовэлэ - да по пути призадумался. Жалко ему стало человечка Пиктопеле.
"Ничего, Пиктопеле! - подумал он. - Мне ведь всего-то пару дней погулять. А потом пойду, там, у нас, к сапожнику – он мне стачает новую обувь. И не боты, а сапожки. Я тогда тебе приснюсь. Уже скоро. И расскажу, когда и где верну твой ботиночек. Ладно?"


….. через три дня человечек Пиктопеле случайно заглянул в шкаф. И чуть не сел на пол. Там, в шкафу – стояли оба его ботинка. Ещё лежала шоколадка АЛПЕН ГОЛД с лесными орехами, листья которых сплетались в причудливые буквы на идиш: ЭНШУЛДИКТ. ИЗВИНИТЕ.

Йипсэлэ внимательно посмотрела на меня и снова хитро-хитро сощурилась:
«Так сколько, говоришь, у тебя рук?».
Subscribe

  • НЕ ПЕРЕОДЕЛАСЬ

    Май. Тихий солнечный вечер. Лапы кедров качают небо. А по кедрам прыгает белка В зимней серо-серебряной шубке. Странно. Май. Как тропинка в лето.…

  • УЧИТЕЛЬ ПОГОДА

    Солнечный день. Небо пронзительной синевы. Озёра одуванчиковой травы. Тёплые горсти лучей. Солнечный ручей. Ясно и ласково. Золотисто-синяя Сказка.…

  • ИНДЕЕЦ МОЛЧИТ. Кену Кизи

    Детство. Озёра как неба глаза. Воздух – звенящая стрекоза. Светло. Мир как Дом. Время как Сом. А ты – как сомёнок. У костра танцующий оленёнок.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments

  • НЕ ПЕРЕОДЕЛАСЬ

    Май. Тихий солнечный вечер. Лапы кедров качают небо. А по кедрам прыгает белка В зимней серо-серебряной шубке. Странно. Май. Как тропинка в лето.…

  • УЧИТЕЛЬ ПОГОДА

    Солнечный день. Небо пронзительной синевы. Озёра одуванчиковой травы. Тёплые горсти лучей. Солнечный ручей. Ясно и ласково. Золотисто-синяя Сказка.…

  • ИНДЕЕЦ МОЛЧИТ. Кену Кизи

    Детство. Озёра как неба глаза. Воздух – звенящая стрекоза. Светло. Мир как Дом. Время как Сом. А ты – как сомёнок. У костра танцующий оленёнок.…