Илья Верховский (ilya_verhovsky) wrote,
Илья Верховский
ilya_verhovsky

Category:

Недетский автор "Хеломских Мудрецов". Сапгир подружился с Дризом на кладбище.

Я спешу зачерпнуть
горсть холодной воды
из реки, которой уже нет.
Промелькнула сирень,
Промелькнула девушка,
Я ломаю лиловую кисть,
Которой уже нет,
и бросаю девушке,
Которой уже нет.
А поезд все мчится, мчится.
И... в тоннель.
И меня уже нет.

(перевод Г.Сапгира)

Из воспоминаний о Генрихе Сапгире-
http://sapgir.narod.ru/talks/mono/dshrayer.htm

"...Следующим персонажем этого "Театра на Досках" был Овсей Дриз. В первый момент я подумал, что это поэт Михаил Светлов сидит напротив Генриха с граненым стаканом, в который только-что налили водку. Но это был некто другой, похожий на Светлова. У обоих - длинные узкие лица с острыми подбородками, темные глаза, сухопарые руки и ноги. Дриз сказал что-то, и я уловил разницу. Светлов тяготел к доброй веселой шутке, к тут же сочиненному анекдоту, к забавной истории. Дриз был мускулистее телом и характером, жестче, крепче. Его истории покоились на опасных жизненных ситуациях. Михаил Светлов был еврейским вундеркиндом в советской поэзии, баловнем комсомола, желанным участником поэтических вечеров и застолий, любимцем литературной братии. Овсей Дриз писал на идиш. Он был одним из первых модернистов в еврейской поэзии.

Дриз читал свои стихи на идиш. И сразу же - по-русски. Давал свои версии переводов. Он читал энергично, активно, очень эмоционально. Седые длинные волнистые волосы падали на его орлиное лицо. Он читал и читал. Иногда останавливался, чтобы растолковать особый смысл той или иной метафоры или ситуации. Много было стихов о природе, много философской лирики, когда одна строфа несет функцию антитезы, а другая - тезы. Чаще же отдельные строки говорили в его стихах, как голоса греческого хора в античных пьесах. Овсей напоминал древнего проповедника, пророка, что-ли, деформированного цивилизацией. Хотя, кто его знает, может быть, Иов, настрадавшись и накричавшись богоборческих слов, запил горькую? А Диоген? Что делать одинокому философу в бочке, когда не спится от раздирающих мозг мыслей? Остается пить неразбавленное водой вино.

Генрих перевел многое из лирики Овсея Дриза. Часть переводов вошла в антологию мировой поэзии "Строфы века - 2" (1998).

О всей читал неприглаженные подстрочники, как будто бы тесал камень могильных памятников. Тесал камень памяти. Стесывал камень страданий с памяти души. А иначе - что же такое стихи, если не стесывание страданий с души?

Генрих подружился с Овсеем на кладбище. Они работали каменотесами. Оба не могли напечатать стихи. Генрих вспоминал, что когда после работы они заходили вместе с Дризом в пивнушку - промыть горло от каменной пыли, народ просил Овсея: "Отец, скажи, как жить дальше?" Он казался им библейским мудрецом, которому все ведомо. И Овсей вставал на стол и проповедовал.

При том, что вообще-то Генрих не так уж много переводил. Он был занят прежде всего стихами, обдумыванием движения своей и всечеловеческой поэзии. Вначале - переводы из Маймонида, потом - много лет - из Овсея Дриза...."
Tags: идиш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment