Илья Верховский (ilya_verhovsky) wrote,
Илья Верховский
ilya_verhovsky

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Сказка про беленькую белку Наташу и Гнесинный лес

Весна опустилась на белый город как кисточка художника на нетронутый холст.
-А у меня тоже есть кисточки! На ушах. Только они маленькие… - задумчиво сказала Наташа.
Беленькая белка Наташа и бурундук Потап сидели во дворике старого кафе и пили головокружительный турецкий кофе. Потап несколько дней назад приехал из Сибири. И любопытно осматривался вокруг. После снега и морозов ему всё - пальмы, попугаи - казалось празднично-необыкновенным.
-А у меня кисточек нет, - выпустив пушистое кольцо дыма, похожее на ухо слона, сказал Потап, положил сигарету в пепельницу и стал смотреть в небо. Ухо слона тем временем улетело на невероятную высоту и пристроилось к низко плывущему облаку, похожему на слона с оторванным ухом. – Зато я читал в Википедии, что есть такой зверь – белка бурундуковая. Она как-то, правда, называется очень мудрёно… Сейчас… вспомню… тамиасци… циурус… гудзоникус, вот! И я почему-то думаю, что я из таких как раз белок. Бурундуковых. Мне даже про это сон снился.
-Гудзоникус? - удивлённо заморгала длинными ресницами Наташа. – Ты что, с Гудзона? У тебя мечта – сон… Ой-йой!
-Не-а! – улыбнулся в бороду Потап. – Тамиасциу… рус гудзоникус – так наша полная фамилия. Значит – из страны Рус. России. А Гудзона здесь никакого и рядом не протекало. Это же просто ГУТ ЗОНГ значит. Хорошая песня. Которая всем нужна. Без которой жить неинтересно. Ты же, Наташа, и сама эти гутзонги поёшь. Значит, ты тоже из наших.
-Ага, – вздохнула Наташа и грустными глазами посмотрелась в чёрное зеркало кофе в белой оправе фарфоровой чашки. – Потап… А ты слышал когда-нибудь про Гнесинный лес?
-Какой-какой? Н-ннет… Я Кедровый знаю только. В Долине Ручьёв. Там мой дом. Моя Родина. А твой… Гнесинный лес, он какой? Волшебный?
-Да. Наверное. Там моя Родина. Мой дом. Там было светло, ясно и солнечно. Там было жить – как… как в живой книжке с картинками. Где каждая страница – особый мир. С новыми встречами, радостями, удивительными вечерами, песнями, музыкой. Я не знаю как это точно назвать – Страна Детства, может быть. Только книжка закрылась. Пришёл кто-то и унёс её в тёмный чулан. Я уже давно живу в белом городе, и порой думаю, что Гнесинный лес мне приснился. Как тебе – сон о бурундуковых белках… – и Наташа улыбнулась. Как белое беличье солнышко.
- Наташа… - спросил Потап, закуривая новый «Честерфилд». - А почему он, твой лес, так называется?
-Ой, это странная история… - махнула лапкой Наташа. - Понимаешь, мне рассказывали, что когда-то давно – в этом лесу росли почти одни осинки. Говорят, осина – тревожное, печальное дерево. Ну и что? А разве не бывает тревожных и печальных, но хороших людей? И зверей? И эти осинки были невероятно прекрасны. Осенью. Они стояли, как золотые свечи неведомого никому праздника. И звенели листьями. Как колокольчики, как струны арфы или гитары. Как гениальная музыка осенней тишины. И однажды мой учитель сказал мне, что Гнесинный лес – это Гениальный Необыкновенный Осинково-Осенний Лес. Вот как. И я до сих пор люблю ту осень. С золотиночным зазеркальем и ласковыми лучами летящих листьев…
-А почему ты думаешь, что этот лес – он только во сне? К тебе в белый город разве никто оттуда не приезжал? В гости? – спросил Потап, отстукивая лапой по столу ритм какого-то медленного бурундучиного блюза.
-Приезжали, Потапчик, почему нет? Хомячок Паша приезжал, песни пел…
-Иньков??? – обрадованно захлопал глазами бурундук.
-Н-нет… Почему Иньков? Хомячок Паша… Львёнко его фамилия. Как в сказке Сергея Козлова. Паша славный. Песню для меня сочинил. Мы её вместе пели. Даже на Ютьюбе песня эта выложена. Слова там такие… пронзительные. В припеве… «Хорошая ты…» - вот такие слова. Ещё он мне меховую курточку привёз с этими словами. Ну, надпись там такая на куртке.
Ещё белая медвежонка из Гнесинного леса тоже приезжала. Ложкой снег мешая… – улыбнулась, как улыбаются, вспомнив что-то очень хорошее, проговорила Наташа. - Мы с ней такую песню пели. Сейчас… - и, чуть прихлопывая в ладоши лап, – запела глубоким контральто:

Всю жизнь я был, я всю жизнь был из бездомных зверей
Всю жизнь я был, я всю жизнь был из бездомных зверей
Всю жизнь я был, я всю жизнь был из бездомных зверей
Потому что я был – евр….


-Евражка? – улыбнулся Потап.
-Кто такая эта евражка? – удивилась Наташа.
-А это такой зверёк. Из чукотских сказок про ворона Кутху. Вроде нас с тобой, только северный. Суслик она. Вот кто. Весёлый, неунывающий бродяжка.
-А-а-а… Тогда так песню правильней петь, – и Наташа снова запела:

Всю жизнь я был бездомная дворняжка, тьфу… нет… бездомная бродяжка,
Потому что я был – евражка!


-Класс! - засмеялся бурундучиный евражка Потап. – Это вы с белой медвежонкой пели, да? А как такая песня называется?
-Ну… негритянская это песня. Вот ты любишь и поёшь блюз, а это называется – спирит…чуэл. И гос-пел ещё.
-Спирит! Я знаю!!! – весело завопил Потап. – Это же по-негритянски – спирт! Спирт чуял!!!! И – госпел! Значит: гость – спел!!! Он почуял спирт и спел! Это же наша песня негритяско-сибирская!!!!!
-Ой, Потап-Потап! Баламут ты… негритянско-сибирский… – вздохнула Наташа и глаза её снова стали грустными, как осенние озёра.
-Наташа… - тихо и серьёзно сказал Потап. – Ты опять вспомнила про Гнесинный лес? Не грусти…. Точнее нет – грусти, грусти! – и очень скоро всё выгрустишь. Это же такой блюзовый закон. А ещё – знаешь, я стихотворение написал. Для тебя. Про то, что - что бы ни было с нами в жизни, какой бы кофе мы не пили в этом странном и иногда страшном мире, у нас всегда есть песни, сказки и сны. И из них нас никто и никуда увезти не сможет. Вот стихотворение:

Турецкий,
Горячий,
Головокружительный кофе.
Белый свет, неудержимо двигающийся
К катастрофе.
Забытые беличьи сны
В дупле старой сосны,
И удивлённоглазый одуванчик.
Доверчиво оглядывающий мир,
В котором он отменил зло.


-Одуванчик… - прошептала Наташа. – Из Гнесинного леса.


Небо над белым городом звенело, как лесной колокольчик. И по этому ослепительно синему небу медленно и торжественно плыли одуванчиковые пушинки.
Tags: метасказочникиана
Subscribe

  • ЧЕРЕМУХА-РОДИНА

    Черёмуховый город. Беспокойные облака веток. Ветерковые волны, Щебетанье листьев. Подошёл – Попал в страну, Где - Пронзительно и невыносимо Пахнет:…

  • НЕ ПЕРЕОДЕЛАСЬ

    Май. Тихий солнечный вечер. Лапы кедров качают небо. А по кедрам прыгает белка В зимней серо-серебряной шубке. Странно. Май. Как тропинка в лето.…

  • УЧИТЕЛЬ ПОГОДА

    Солнечный день. Небо пронзительной синевы. Озёра одуванчиковой травы. Тёплые горсти лучей. Солнечный ручей. Ясно и ласково. Золотисто-синяя Сказка.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments