March 20th, 2020

Путешествия Кристины Верховской, или «Люся! Кичи фет».

Сегодня день рожденья моей сестры, Кристины Верховской. Которая родилась в год смерти Брежнева в Ханты-Мансийске, ходила в единственный в городе кирпичный детский сад «Сказка», гуляла со мной во дворе нашей первой в городе пятиэтажки.
Была весна. Солнечные зайчики рассыпались щедрыми горстями неба, и апрель заплетал их в невиданный красоты узоры, отражённые зеркалами луж, что казались нам карманными океанами. А я, третьеклассник, гулял с годовалой сестрёнкой во дворе. Я почему-то часто помогал маме сидеть с сестрой, и у меня до сих пор осталось ощущение, что первым ребёнком, который вырос на моих руках, был не мой старший, а потом и младший сын, а именно Кристина. Моя сестра. Когда она родилась, мне было восемь. Мальчишки со двора подходили к коляске, заглядывали, удивлялись. Я работал переводчиком с детского на русский. Хрестоматийная фраза тех времён: «Люся! Кичи фет!». Конечно же – «Илюша, включи свет»…
Время, как водится, сначало шло тихо-тихо. Как котёнок. Потом побежало и побежало… Уже как гепард. Закончив первый класс, Кристина уехала с мамой в Ригу. Там, закончив восьмой (или седьмой?) – уехала в Израиль. Где и ныне…
Ханты-мансийское детство, латвийское отрочество, израильские университеты.
«Люся, кичи фет!». Включаю, Кристинка…

Чтобы чаще удивляться,
И жизнь была бы не в горе.
Чтоб носить в левом кармане
Прирученное
Балтийское море.
Чтобы чай был с вареньем,
А иногда - с пряниками,
Чтобы мы были снаружи –
Важными и взрослыми,
А внутри –
Взъерошенными и маленькими.
И вообще всего и всяческого доброго,
Солнечного и звёздного
Потому что как бы порой всё не было плохо,
Чуть-чуть улыбнуться –
Не поздно нам….