February 20th, 2017

Сказка о блюзовом клубе (маленькая поэма)

Гитаристу Виталию Силантьеву по прозвищу Малыш

Мы были в блюзовом клубе.
Рядом сидели люди...
На сцене играла группа
С наивным и странным названием.
Мы пили пиво. Бокалы
Пенились, как утёсы.
Балтика.
Седьмой номер.
Играли Стиви Рэй Воэна,
Блюз про плохое место-
Пронзительно ясно и чисто
(как лучей осторожный шёпот),
И я -
Вдруг отчётливо понял,
Что пространство -
Оно - живое.
Ты можешь жить в Антарктиде,
На Оби или в Петербурге,
Но тысячи километров
В секунду обрушатся пылью
Под гитарных струн бормотанье,
Что взорвётся синичьим криком
Через мгновенье, и кажется -
Вот-вот, ещё пару тактов -
И ты поймёшь самое главное,
То, что вечностью ускользает
И машет хитрым пушистым хвостом
Душе, удивлённой и грустной…
Рядом сидели люди.
Сидели два моих друга,
А третий - стоял на сцене
И колдовал на струнах
Узор, что остался в памяти
Радужной веткою лета -
Отчего-то -
Чуть-чуть тревожной...

Клуб был в питерской подворотне.
На Шпалерной - потом налево,
В старом гулком дворе-колодце.
И мы, опоздав к началу,
Из-за проигрыша «Зенита»
И того, что метро закрыли-
Всё таки - попали на праздник.
Для меня
(не хотите
- не верьте!)
Этот вечер...
Как день рожденья
Или Новый Год для мальчишки,
Что отчаянно веря в чудо
Оживающих ночью игрушек
Ждёт живого Деда Мороза.
И сто тысяч раз прав мальчишка!!!

Мы были в блюзовом клубе
Джи. Эф. Си.
- три английских буквы
Словно пропуск, пароль-заклинание
В чуть мерцающую реальность,
Где играя в зрачках и гранях
Душ, зеркал, папиросного дыма
(Моего. Беломора. Дж. Петро).
И с холодным пивом бокалов-
Остался меня осколок,
Пятнышко ивовой радуги.
Там, в Lanny и Tin Pan Alley-
В этих тихих и нервных звуках,
Там, где Серёга и Сашка
И другие хорошие люди.
Там, где блюзовой пёстрой Вселенной
Опалён предвечерний сумрак........

....гитариста в огромной кепке,
для кого-то - смешной и нелепой
(дураки они просто, вот что)
Было имя - Малыш...
И сто тысяч раз прав мальчишка!!!!
(Из
- на день
- моего Петербурга).