October 26th, 2010

33

Волшебный скрипач и глухой на свадьбе

Жил в одном местечке замечательный скрипач. Когда он только брал в руки скрипку, солнце на небе начинало светить чуть светлее, птицы на ветвях начинали петь чуть тише, и собаки, бегавшие по местечку, ложились под плетень и навостряли уши. Вот такой это был скрипач.
И случилась однажды в местечке свадьба. Да такая свадьба, я Вам скажу, что досель такой и не бывало! Невеста – прекрасней весны в Кременчуге. Жених – мудрее всех Хеломских мудрецов, вместе взятых. Гости – ой, какие там были гости! Какие имена, какие лица! Ну, и козе понятно, что на эту необыкновенную свадьбу нужно совершенно необыкновенную музыку. И необыкновенной музыки нашли – пригласили нашего чудо-скрипача. И свадьба – полетела как на крыльях.
И хупа, и разбитый бокал, и крики «Мазл-тов!», и смущённо-счастливые лица жениха и невесты – всё честь по чести.
Но пришло и время скрипки. Вышел скрипач, взмахнул смычком. И… такой удивительной, нежной, загадочной, пронзительной, зажигательной, невероятно радостной и светлой мелодии ещё никто из присутствующих не слышал. Да что там из присутствующих! Такой мелодии, может, и не рождалось до сих пор на земле. Это не скрипка пела, это пело Небо, это пели ангелы. И невозможно было устоять перед её волшебною силой.
Первую минуту люди, не веря своим ушам, ошарашенно слушали это чудо. Потом – самые бедные и весёлые из гостей потихоньку начали пританцовывать. Потом и гости побогаче, потом… потом… и мудрецы и балагулы, меламеды и водовозы, цадики и сапожники, лесоторговцы и портные, все вместе – заплясали так, что дай Б-г нам с Вами! Они подпрыгивали на пол-метра, прищёлкивали пальцами, выделывали ногами и руками невероятные коленца. Ведь устоять на месте, сохраняя строгий, важный и почтенный вид было ну положительно невозможно!
И лица у них – у всех – были, как у удивлённых детей, обрадованных чем-то ТАКИМ хорошим, против чего всё остальное было – лишь пыль и прах земной.
И вот, в самый разгар этого необыкновенного танца… в дом зашёл глухой.
И стал недоумённо разглядывать сумасшедших, судорожно и нелепо размахивающих руками и ногами.