June 1st, 2009

Ленгстон Хьюз. Жизнеутверждающий блюз

В прошлом году в одной из букинистических лавок Тель-Авива я купил карманный томик «Негритянская поэзия США», Москва, Политиздат, 1962 год. Естественно, чуть ли не пятая часть книги – стихи Ленгстона Хьюза. Впрочем, остальные поэты – не менее интересны.
В этом году в Москве, в букинистическом отделе Дома Книги на Новом Арбате я купил томик размером чуть побольше, но тоже карманный. «Ленгстон Хьюз. Избранные стихи». Тоже Москва, и тоже 1962 год.
Это как раз та книжка, откуда Михаил Козаков отбирал тексты для моноспектакля «Чёрные блюзы Ленгстона Хьюза» с музыкой квартета пианиста Бориса Фрумкина. И многие из этих стихов я помню с позднего детства.
Один из них – я перевёл сам. Мой английский скрипуч и беден, но пьеса – ужасно простая и настолько – трагедия с иронией в одной фляжке, что получилось. Вот:


I went down to the river
I set down on the bank.
I tried to think but couldn't,
So I jumped in and sank.
I came up once and hollered!
I came up twice and cried!
If that water hadn't a-been so cold
I might've sunk and died.
But it was
Cold in that water!
It was cold!
I took the elevator
Sixteen floors above the ground.
I thought about my baby
And thought I would jump down.
I stood there and I hollered!
I stood there and I cried!
If it hadn't a-been so high
I might've jumped and died.
But it was
High up there!
It was high!
So since I'm still here livin'
I guess I will live on.
I could've died for love-
But for livin' I was born.
Though you may hear me holler,
And you may see me cry-
I'll be dogged, sweet baby,
If you gonna see me die.
Life is fine!
Fine as wine!
Life is fine!
 

Я спустился вниз, к старой речке
И уселся там на песке,
В голове моей всё смешалось -
Я решил утопиться в реке.
Но я вынырнул и закричал!
Но я вынырнул и завопил!
Если б не было в речке так холодно,
Я б давно – утопленник был.
Но ведь было
Холодно в этой воде
Было – холодно!
Потом я поднялся на лифте
На шестнадцатый (Б-же!) этаж,
Я подумал о своей милой
И чуть вниз не бросился аж.
Я стоял там и громко плакал,
Стоял и истошно вопил.
Если б не было так высоко,
Я бы спрыгнул и лоб разбил.
Но – было высоко там
Было – высоко!

Так я остался живым.
И думаю – что за резон
Мне от любви умирать?
Ведь для жизни я был рождён!
Ты можешь снова слышать мой вопль
Можешь видеть мой плач опять
Но, будь я проклят, милая крошка
Тебе мёртвым меня не видать.
Жизнь – прекрасна
Прекрасна как вино
Жизнь – прекрасна!
  • Current Music
    Михаил Козаков-Борис Фрумкин
  • Tags