April 22nd, 2008

Письмо бабочке про чёрное озеро

Здравствуйте, бабочка!
Чтобы вы были светлы и здоровы.

Не летайте больше на холодное чёрное озеро. Там ведь и вправду не очень. Там ни слонов, ни бегемотов, ни разноцветных перьев, медленно падающих с неба, ни солнечных стрекочущих коз, поющих хором с божьми коровами и быками.

Весенне обострение - это не повод. Это вообще хорошо, что обострение. А не отупение. Вот мой друг ёжик Трофимка совсем почему-то не любит весну, потому что любит осень. Но вот хоть совсем и не любит, а ведь всё-таки любит. Потому что тоже - обострение. И очень острыми становятся глаза. И самые кончики ушей. Совсем как у совиных малышей. Что всё на свете слышат, и от этого неровно дышат. Они миру удивляются, а он в них - влюбляется.
А весной в каждой луже начинает просыпаться своя радужная улитка. Смотрит вверх - а там лёд. И снится ей, что она не улитка. А бегемот. Значит, все весенние лужи - это бегемотные озёра. Их моря - небесного простора. И у нас они есть. Только их не счесть. И не съесть.
Не надо туда летать, бабочка. Озеро – ледяное, чёрное, злобное и вздорное.
У нас же крылышки - на них рисунки удивительные. Мимо - мимо серых стен.
В свою внутреннюю Африку.
Авек.