February 11th, 2008

Щенок и Солнце

Зима была белая. Белые улицы, белые деревья, белые дома, белые овраги. И белое снежное небо. Щенок родился в сентябре. И он помнил только серый мир: серый дождь, серые улицы, серые деревья, серые машины, угрюмо проезжающие по его родной улице Патриса Лумумбы. И когда всё стало белым – он обрадовался. Бегал по снегу, нюхал его, лизал, кусал. Иногда в снегу можно было найти булку или старую кость. Тогда собачонок снова радовался. Прыгал, устраивал вечера собачьих танцев под белой луной – и улыбался белому снежному небу.
А по воскресеньям - щенок прибегал на лыжную базу. Было интересно смотреть, как человеческие щенята – в цветных куртках, шапках с помпончиками, вязаных варежках на передних лапах – вставали на две дощечки с загнутыми впереди носами, хватали лапами две блестящие гладкие ветки и скользили по белому пространству. А щенок лежал в овраге и наблюдал. Раньше он выбегал и пытался бегать вместе с ними, но потом понял, что он им мешает. А щенок не любил никому мешать. Он любил, чтобы было интересно.
Однажды, лёжа на своём наблюдательном пункте, – он заснул. И ему приснились огромные солнечные глаза, которые смотрели прямо на него. «Вы… кто?» - спросил он. Глаза не ответили, только улыбнулись тёплыми лучиками. И через секунду щенок почувствовал, как огромный солнечный язык облизнул ему мордочку. И он вспомнил что-то очень–очень важное, но что именно – так и не понял. И вдруг увидел вокруг себя совсем другой мир - зелёный, солнечный, щелестящий, праздничный. «Сынок! – услышал он мягкий и добрый голос, роднее которого не было в целом свете. – Скоро весна! Придёт весна, погляди на небо – увидишь Лучистую Жёлтую Собаку. Это я, сынок. Я теперь буду с тобою. Всегда».
Щенок проснулся оттого, что ему показалось – кто-то ласково погладил его по голове. Он оглянулся – никого. Только человечьи щенята смешно скользили на своих дощечках по снегу.
Зима была белая. Белые улицы, белые деревья, белые дома, белые овраги.
  • Current Music
    ин штетл Николаев небн шварцн ям
  • Tags