May 14th, 2005

Тум-чири-бим-ба, или песенное

Вот многие думают, что Чирибим-чирибом - это песня. А вот и нет. Какая же эта песня, когда совсем наоборот. Чирибим -это вообще не песня. Это - такая распевка. Волшебная:) Ибо она помогает во всех делах. Как только станет грустно -сразу запевайте! Можно про себя. Можно - про меня. А можно - про нас всех! Причём не обязательно всё время петь одно и тоже. Будем вместе немножечко варьировать - и бим-бири-бим, и дум-дири-дай, и я-бабай-я-бабай (да, да, я - именно он) и по ааронолебедеффски - тиги-тай-да и тиги-диги-дам!

А вот Тум-балалайка - песня. Хорошая. Только мне кажется порою, что её никто не понимает по - настоящему. Есть мнение, что это песня про угадайку. Загадки, разгадки... Есть очень тайные мнения, что девушка - это Шехина, а парень - народ Израиля. А есть совсем простые мнения, что это просто песня о том, что сначала вот вопросы задают, ходят - ходят, всё аллегориями выражаются, букеты, дежурства у ночного окна, ой, майн либэ Рэйзэлэ, а потом уже и оглянуться не успеешь, а уж полный дом детей. А я так скажу, что и хорошо, что детей. Что мы без детей? Даже не пыль и прах, а так. Старые галоши мы, вот кто.

И, мне кажется, до сих пор ещё никто не разгадал, что на самом деле это песня грустная. И совсем там не про дурацкого парня по прозвищу Наришэр Бохэр с его умной собеседницей-девушкой и их талмудические шмуэсы.
Это - песнь одиночества. Балалайки. Оставленной на уличной тумбе с афишами. И промокшей до костей под ночным холодным дождём. И внезапно понявшей, что - вот так и вся наша жизнь. И уже совсем озябшими губами-струнами, осознав ВСЁ, она, еле слышно поёт в унисон дождю: "Фрейлех зол зайн!" Она шепчет это как молитву, как самую главную в мире... И это значит - как бы жизнь нас не выбрасывала в ночную тоску, одиночество и дождь - отчаиваться никогда нельзя. А то чаем горячим - Небо душу не напоит. От аза лидл.
  • Current Music
    Винч мир а бисалэ глик