September 3rd, 2004

Снова собачье. Задумчивое

Вчера опять смотрел на собак. Что лежали на детской горке и хитровато-удивлённо щурились солнцу. И думал:
Хочу. Стать собакой. Хочу чуять ветер. Хочу в пол-четвёртого ночи, принюхиваясь, бегать по чужим дворам. Когда ВСЕ спят. Когда кончается время людей и наступает Другое Время.
Впору, как Баранкин с Малининым, шептать: "Вот я, вот я - превращаюсь в царь-зверья!"
  • Current Music
    Нигун, относимый к Баал-Шем-Тову

Александр Шаров. Сказка доброго Редисочного Человека

Я уже писал о замечательном писателе, сказочнике и человеке по имени Александр Израилевич Шаров. Великом магистре сказочных путешествий, которого забыли. Это плохо. Это грустно. И, в конце концов, это несправедливо. Нельзя забывать сказочников. Хотя сами сказки об этом и не задумываются – их уже выпустили в мир, они кружатся в небе разноцветными птичьими бабочками и прилетают по вечерам к детям. И ко взрослым. Тем, кто не разучился слышать и слушать. И конечно, читать. Всякий раз оказываясь ТАМ, в за-страничном пространстве.
«Володя и дядя Алёша» - сказка несказочная. Это просто история. Прожитая мальчиком.
«Мальчику было три года». Александру Израилевичу, когда он писал эту небольшую повесть – было, мягко говоря, несколько больше. Но я в это не верю.
Я слишком хорошо помню себя мальчишкой – когда мир был огромным, а страны, куда я любил путешествовать с пластилиновыми человечками и добрыми и смелыми разведчиками-индейцами – простирались…под большим мохнатым диваном. И – узнаю себя в Володе. Хотя… в дяде Алёше иногда тоже.
Прочитайте, пожалуйста. Это удивительная вещь. Это – мир. Разный – и тоскливый, и радостный, и чёрно-бело-серый и разноцветный, осенне-плачущий и солнечно улыбающийся. Хотя и с безвозвратной грустинкой. Мир, где есть ГЛАВНОЕ. Увиденный глазами ребёнка.

Эту повесть очень давно не переиздавали. И в интернете её нет. Спасибо хорошему человеку Лёшке Шестакову из Москвы, который помог её отсканировать.
Читайте. А я – улетаю в командировку до четверга. В Кондинский район. На вертолёте!
  • Current Music
    Unter dem kinds vigele

Александр Шаров. Володя и дядя Алёша. Часть 1-я.

Мальчику было три года. 0н ещё не знал, очень ли это много или очень мало.
Он уже ходил в детский сад. И давно: может быть, месяц, а может быть, даже два месяца.
Звали его Володя.
И у него была бабушка. А дедушка этой зимой умер.
Однажды бабушка оставила его одного на кухне, а когда вернулась, увидела, что он разбил две чашки. Одну чашку пустую — на ней были нарисованы синие квадраты, и её было не жалко. А другую чашку с чаем. На ней был корабль с зелёным парусом.
Когда чашка упала и раскололась на две половинки: белую и другую, с кораблём под зелёным парусом, — обе половинки поплыли вперегонки по чайному морю.
Интересно было, какая обгонит.
Наверное, та, что с зелёным парусом.
И к какой неизвестной стране приплывёт корабль по тёмному сладкому чайному морю? И было очень жалко, что бабушка выбросила обе половинки в мусоропровод.
Они всё равно очень красиво зазвенели и хоть не уплыли, но улетели куда-то.
А бабушка сказала Володе:
— Ты невозможный мальчик!Collapse )

Александр Шаров. Володя и дядя Алёша. Часть 2-я

Они постояли несколько секунд. Дядя Алёша протянул Володе руку:
— Прощай, воробей!
— И ко мне... Ко мне тоже не будете приходить? — через силу спросил Володя.
Длинный человек наклонился и, близко вглядываясь в большие серые Володины глаза, сказал:
— Нет, к тебе я буду приходить. Раз в месяц — первого числа... Если не заболею или не уеду.
Они пожали друг другу руки.
«Первого числа! Первого числа!» — про себя повторял Володя.
А дядя Алёша поднял его и посадил на плечо.
Тогда Володя рассказал ему про Редисочного и Яблочного человечков. Как они пропали.
- Хм... Вовсе они не пропали, а просто отправились за кораблём. Тем самым, который под зелёным парусом. Понимаешь?Collapse )
  • Current Music
    Ойфн припечек