April 1st, 2004

История про блюзового кота

Ну,кошки же такие звери - странные, нереальные, полупризрачные.
Да и добрые всё же)))
Вот так и песенка сочинилась про одного такого востроглазого)))

История там несложна, но забавна:
По непонятным достаточно причинам я всегда искал себе чёрных кошек. Ну,
нравятся они мне: Как гибкие пятна ночи. А: впрочем, они не чисто чёрные
были. У первых двух на груди, пузе и кончиках лап были белые фрагменты
такие. Это, может и лучше - свет с тьмою в мягких переливах. Сначала кошка у
нас была -полусиамка - полублэк-кэт-чистый. Звали её именем Шницелка (такое
имя, что уж поделаешь). Сын её -две капли воды -именем Шкыдел. Они, к
огорчению, сбежали, когда мы летом уезжали, оставляли ключи, чтоб их друзья
приходили-кормили: От одиночества сбежали(((((((((
А после них котёнок взятый неожиданно оказался почти весь белый. Я его тоже
Шкыделом звал, жена - Феликсом. И стал я за сим загадочным зверем замечать
одну необьяснимую странность. И дело - вот в чём:
У меня на кухне, около плиты и чайника стоял кассетник - здоровый такой гроб
- Россия-204, размерами где-то 35 на 50, играл довольно чисто и плотно. Я,
естественно, почти без перерывов крутил на этом древнем чудо-аппарате
разностилевую и разнообразную психодел-блюзыку и если всё моё семейство уже
начинало явственно бормотать во сне, путешествуя по стране Морфея, и не
собираясь оттуда выбираться, делал звук, мягко говоря, громким (ну, впрочем,
соблюдая законы звука ночной кухни). Так чем занимался наш взъерошенный
четвероногий герой? Он чрезвычайно полюбил (серьёзно!) запрыгивать к
магнитофону, сворачиваться клубком у самого динамика, стараясь быть поближе
к нему (даже закрывая часть его своим тощим, но пушистым торсом) и : Может
быть, он и спал, но со стороны мне всё же казалось, что он впадает в некое
полутрансовое состояние, прикрывая глаза и чуть покачивая головой в такт
медленным блюзам. Так он слушал Питера Грина, Мадди, Хопкинса, Джэнис
Джоплин. Если же на некоторых вещах (в частности и без сомнения - это
Хэндрикс) я делал ещё громче, то он на особо запредельных пассажах жмурился
и прижимал уши: Но уходить при этом даже и не думал!!!
Это было не раз и не два, и в конце концов, когда он, уже вьехав, что это -
самый один из самых больших кайфов в его закрытой от людей кошачьей тайной
жизни - стал полночи вместе со мной просиживать на кухне, на своём любимом
месте. Я стираю, или пью кофе - а он лежит, слушает и чуть нервно, так,
вздрагивая порой, но радостно слушает. И хвостом так мееедленно играет:
Вот и вся история. Сейчас он в деревне, под Челябинском. Говорят, почти не
вырос за год, остался полукотёнком. По-моему, это хорошо.
  • Current Music
    Robert Lockwood, Jr. Kindhearted Woman Blues